«После гола «Спартаку» Дзюба позвонил и поздравил»
20 ноября 2018

Sport24 поговорил с Егором Сорокиным, который впечатлил Черчесова и прошел путь из третьей лиги до основы «Рубина».

Егор Сорокин уже в третий раз вызывается в сборную России и считается одним из самых прогрессирующих центральных защитников премьер-лиги. В интервью Sport24 он рассказал, почему не остался в «Зените», как играл против Аршавина и чему учит защитников Курбан Бердыев.

«Дзюба постоянно шутит и подкалывает»

— Как вас приняли в сборной России?
— В команде очень позитивная атмосфера, мы здорово общаемся между собой — никого не делят по клубам или возрастам. Нет одиночек, мы все вместе.

— Это заслуга Черчесова?
— Думаю, это заслуга всей сборной России. Все вносят свой вклад в атмосферу.

— Как сказалось отсутствие Дзюбы?
— Стало меньше шуток и подколов. Он постоянно смеется и шутит по самым разным поводам. Артем позвонил после матча со «Спартаком», поздравлял с голом (в матче 12-го тура Сорокину потребовалось 5 секунд после выхода на поле, чтобы забить — Sport24).

— Вызов Ари в сборную многие не поняли: какой смысл в лимите на легионеров?
— В какой-то степени лимит помогает молодым игрокам. Но не мне давать советы, я же совсем недавно начал играть в премьер-лиге. А если говорить об Ари, у нас в сборной тепло принимают всех ребят. Мы все делаем одно дело и создаем эту атмосферу в команде, чтобы побеждать.

— Это ваш третий вызов в сборную. Чувствуете себя игроком основной обоймы?
— Каждый вызов дарит самые положительные новые эмоции. Значит, люди видят, что я стараюсь, работаю. Не сказал бы, что являюсь игроком, которого вызывают постоянно. Каждый раз жду шанса и очень радуюсь, когда его получаю.

— Пока вы так и не дебютировали в официальном матче. Был разговор с Черчесовым на эту тему?
— Черчесов сказал мне: «Старайся, работай». Это я и делаю. Если продолжу в том же духе, шанс рано или поздно предоставится.

— На что Черчесов обращает внимание в индивидуальных беседах?
— У него нет каких-то конкретных требований ко мне, есть требования к центральным защитникам. Я их слушаю и стараюсь выполнять.

— «Рубин» чаще всего играет в три защитника, сборная России за редким исключением — в четыре. Сложно перестраиваться?
— Нет, я ведь играл и в четверке, пусть и не на таком высоком уровне. В чемпионате Казахстана, например. Понимание приходит с тренировками, поэтому особой разницы нет.

— В чем основное отличие функций центрального защитника в тройке и в четверке?
— Когда играешь в тройке, есть возможность выдвинуться чуть выше и оставить нападающего соперника за спиной, так как всегда есть страховка. При игре в четыре защитника бóльшие риски — нужно сохранять лучшую позицию, чтобы не дать пространства сопернику.

— По статистике InStat вы показываете очень приличные цифры при передачах. Это из-за схемы «Рубина»?
— При схеме 3-X–X крайние центральные защитники чаще вклиниваются в зону и ищут передачами партнеров. Но можно вклиниваться в зону выше и в четверке, если чуть глубже садится опорный полузащитник. В любом случае прямой зависимости нет — при каждой схеме всегда есть, кому отдать пас.

Я стараюсь и работаю над этим. Может, не всегда получается, но у меня все будет хорошо с первым пасом, свои минусы я тоже подтягиваю. В будущем все должно быть в порядке.

— В матче с Россией центральный защитник немцев Керер играл справа, а фуллбек Киммих — в опорной зоне. Насколько важно развивать умение играть на разных позициях?
— Универсальность — это хорошо. Но можно здорово выполнять работу на месте центрального защитника, а, к примеру, в опорной зоне чаще ошибаться. В таком случае лучше быть там, где чувствуешь себя уверенней. В таком случае принесешь больше пользы команде, а это главное. Смысл что-то менять, если центральный защитник хорош в центре, а опорник хорош в опорной зоне?

— В какой роли видите себя в будущем — защитником формата Рамоса, который техничен, имеет поставленный удар, хорошо подключается в атаку или формата Година — более спокойного и надежного?
— Вижу себя в роли Егора Сорокина, который будет развиваться, расти и действовать по ситуации.

«Не побоялся бы выйти против Сане и Вернера»

— Сильно ли различаются методы работы Черчесова и Бердыева?
— Это вообще два разных тренера. У каждого я стараюсь научиться самому лучшему, чтобы применять знания на футбольном поле.

— Как Бердыев работает с защитниками? При нем мощно прогрессировали Гранат, Новосельцев, Ротенберг. Говорили, что он за руку водит игроков по полю на тренировках.
— Не знаю, водит ли он за руку по полю, при мне такого не было. Главная его особенность — в подходе к мелочам. Например, он учит, с какой стороны нужно опекать нападающего, какую ногу держать, как разворачиваться при стенке. Благодаря таким нюансам защитник прибавляет. Главное — надежность и стабильность, а Бердыев старается, чтобы футболист играл на своих сильных сторонах и подтягивал слабые.

— У вас очень опытные партнеры по обороне — Навасу, Кудряшову и Гранату уже за 30. Как строится ваша работа?
— Обычно они подсказывают, в каком эпизоде надо сыграть более надежно, а в каком — обострить, где сыграть ближе к сопернику. Но я расту не за счет их подсказок, а благодаря собственным наблюдениям и анализу. Чем больше играю, тем быстрее накапливаю опыт.

— Прошлый сезон вы начинали в молодежке «Рубина». Как вас подтягивали к основе?
— После аренды в «Нефтехимике» сказали, что еду на сборы с первой командой. После сборов продолжил тренироваться с основой, но играл за дубль. Старался и ждал шанса. Помогло стечение обстоятельств — травмы, дисквалификации. Выбор тренеров пал на меня — в Хабаровске я дебютировал за основу. Думаю, показал себя неплохо для первого раза, хоть и сыграли 1:1.

— Как узнали, что выйдете в основе?
— Олег Кузьмин спросил: «Ты готов играть?» — «Конечно!». На установке узнал, что оказался в старте.

— Страшно было?
— Слушайте, какой может быть страх, если футболист тренируется, растет, из дубля уходит в аренду, а потом попадает в основу? Он растет, хочет добиться чего-то. Какой может быть страх, если футболист идет верным путем к своим целям? От страха ты только будешь совершать глупые ошибки и поставишь крест на своем будущем. Если человеку выпадает шанс, не нужно этого бояться. Наоборот, нужно говорить себе: я должен им воспользоваться. Если бы я не был уверен в себе, возможно, боялся бы. Но я шел к этому целенаправленно и ждал дебюта.

— То есть, не страшно было бы сыграть против Вернера и Сане?
— Нет, конечно. Они такие же люди, как вы или как я. Надо играть в футбол — на тебя же смотрит вся Россия! И не только она. Какой может быть страх?

— Черчесов и Бердыев поощряют смелые решения защитника? К примеру, рискованный пас вперед.
— Зависит от передачи. Если я делаю пас, который не проходит, с меня спросят. А если она пройдет, вряд ли что-то скажут — защитник должен пасовать вперед. Вот если бы я играл только поперек и назад, тогда были бы вопросы. Вообще, надо быть настроенным на передачи полузащитникам и нападающим, чтобы они создавали угрозу у чужих ворот.

— Почему в России так мало качественных центрдефов?
— Думаю, из-за того, что немногие любят делать ставку на молодых. Особенно на молодых центральных защитников. Все думают, что поначалу молодой должен набить шишки, а начать играть с 30 лет. Но это ошибочное мнение. Если футболиста будут ставить в основу только к 30, ему будет сложно нагнать упущенное. Для любого лучше, если ему будут давать практику как можно раньше. Понятно, что 20-летнему защитнику сложно в РПЛ против нападающего условной сборной Перу, но это надо пройти для профессионального роста.

«В «Тосно» я был лимитчиком»

— В молодежке «Рубина» вы много играли вместе с Ильзатом Ахметовым — главным открытием сезона, который тоже должен был войти в состав сборной.
— Очень позитивный человек, постоянно улыбается. Всегда помогал, когда было нужно — и в дубле, и в основе. Мы много общались, с ним весело. Даже когда Ильзата перевели в отдел кадров, он сохранял позитив, верил в самое лучшее. Говорил, что нужно пройти это испытание, а дальше все будет нормально.

— Вы — воспитанник «Зенита». Почему не получилось закрепиться там?
— Я начинал в «Смене», где провел четыре года. Там я особо не выделялся, всегда играл только во втором составе. Нужно было что-то менять, повышать свой уровень. Перешел в СДЮШОР «Зенит», там играл периодически. Затем оказался в «Московской заставе», попал к неплохому тренеру, в хороший коллектив. Обычно «Зенит» берет к себе в дубль из «Смены» или СДЮШОР, на другие школы Питера особо не смотрят.

— В 17 лет вы оказались в любительском клубе «Руан», из которого вырос «Тосно». Были тогда мысли, что в профессиональном футболе не получится?
— Я даже не думал о том, получится или нет. Позже генеральным директором клуба стал Слава Матюшенко, он говорил: «Ты будешь играть в Премьер-лиге!» А мы тогда были в КФК. Мне казалось, что он это несерьезно. Не особо верил даже, что со мной подпишут контракт, когда команда окажется во второй лиге. В итоге подписал контракт с «Тосно» как лимитчик, не сыграл ни одного матча. Зато вошел во взрослый футбол. Для второго дивизона у нас были футболисты хорошего уровня.

— Не было мыслей, что вас игнорируют незаслуженно?
— Иногда казалось, что должны дать шанс, но по прошествии лет понимаю, что тогда его не заслуживал.

«В Казахстане все только и говорили: к нам приехал Аршавин!»

— Если вбить Егор Сорокин в YouTube, первое видео — вы в составе «Актобе» бьете в живот футболиста «Кайрата» Жарко Марковича. Что это?
— Весь матч он меня провоцировал: задевал на русском и на сербском, задирал на стандартах. В том моменте я стоял на месте и ждал углового, а Маркович подошел ко мне и специально наступил на ногу. На видео видно, как я сразу поднимаю эту ногу, а потом наношу удар. Но это ошибка молодости, так делать нельзя. Я сделал выводы и забыл.

— Теперь вас сложно вывести из себя на поле?
— К таким эпизодам отношусь более спокойно. Стараюсь не обращать внимания на такое.

— В Казахстане вы играли против Аршавина.
— Да, мы с ним приехали в одно время. Все только и говорили: «Аршавин, Аршавин, к нам приехал Аршавин!» Он здорово проявлял себя в Казахстане, был звездой. Это один из лучших игроков в истории России. Классно видит поле, здорово обращается с мячом, применяет дриблинг, может пробить с шага.

— Сложно было против него?
— Да, у меня же тогда за спиной был опыт только в дубле и второй лиге. Переезд в Казахстан — шаг вперед. Крутой опыт — играть против «Астаны» из еврокубков, «Кайрата», «Тобола», «Иртыша». Это был настоящий взрослый футбол. Я попал в прекрасную команду с крутыми болельщиками.

Поэтому советую другим молодым футболистам: если нет вариантов в ФНЛ, можно ехать в Казахстан. Главное — играть.

Источник: Sport24

>Обзор прессы
«После гола «Спартаку» Дзюба позвонил и поздравил»