FC «Rubin» Kazan official website
RU Ru
«Пять минут в сборной имели для меня большое значение»
24 января 2019

Одним из главных открытий минувшего года в российском футболе стал центральный защитник «Рубина» Егор Сорокин. Он стал появляться в стартовом составе казанцев на уровне премьер-лиги еще осенью 2017-го, но именно 2018 год стал прорывным для 23-летнего уроженца Санкт-Петербурга. С лета Сорокин закрепился в составе своего клуба. Во многом благодаря ему команда Курбана Бердыева очень мало пропускала, помимо этого, защитник оказался автором четырех мячей в ворота соперников.

Тренерский штаб национальной команды не стал игнорировать успехи Сорокина — дебютом за сборную России он отметился в сентябрьском контрольном матче против Чехии (5:1). В интервью «Известиям» Сорокин рассказал о том, каково это — играть за главную команду страны, и поделился историей о публикации в Сети своей зарплаты в казахстанском клубе «Актобе».

— Как провели отпуск?

— Когда начался зимний перерыв, я на несколько дней отправился в Петербург с родителями, а потом поехал на Мальдивы вместе с женой и товарищем по команде Виталием Устиновым.

— Ощущаете на себе повышенное внимание общественности после успешного прошлого года?

— Повышенного внимания не ощущаю. Я всего лишь играю в футбол и приношу пользу команде, но не замечаю какого-то ажиотажа вокруг себя. Просто получаю удовольствие от того, что делаю. Стараюсь выполнять все требования тренерского штаба. Получается ли? Не мне судить. Это виднее болельщикам и тренерам. Работаю над собой, акцентирую внимание на своих слабых сторонах. Действую в комплексе — сегодня останусь на поле позаниматься с мячом, завтра — в зале. Всего по чуть-чуть, но вместе это дает результат.

— Говорят, вы сами проводите видеоанализ своей игры и по собственной инициативе обсуждаете его с Бердыевым и его помощниками...

— Когда мне что-то непонятно, я делаю нарезку моментов и иду с ней к тренерам. У меня еще с дубля «Рубина» повелось просматривать игры и проводить анализ своих действий. Если что-то было непонятно, подходил к главному тренеру Юрию Анваровичу Уткульбаеву и обсуждал с ним нюансы. Тренерский штаб взрослой команды во главе с Курбаном Бекиевичем рекомендует поступать так же: не понимаешь — подходи и спрашивай. Если тренеру что-то не нравится или хочется услышать мою точку зрения и объяснение моих действий в конкретном игровом эпизоде, то может вызвать меня сам и спросить. Мы показываем друг другу игровые моменты и обсуждаем.

— Многие восхищаются навесами «Рубина» со стандартов, когда огромное количество игроков вашей команды собирается в чужой вратарской, и в этой толпе голкиперу и защитнику соперников тяжело ориентироваться. Как долго наигрываются подобные угловые и штрафные?

— Это не так сложно наиграть. Если есть хорошие исполнители штрафных или угловых, то они подадут в нужную точку, в которой должен оказаться наш игрок. Но одновременно с этим непросто исполнить такие стандарты. Но еще сложнее обороняющейся команде — вратарю и защитникам. В течение сезона мы наигрывали такую манеру подачи — результат все видели в прошлом году.

— Почему у других команд так не получается?

— Может быть, другие команды мало отрабатывают такие стандарты или не до конца точно их исполняют. Трудно говорить за остальных.

— То, как тренерский штаб «Рубина» угадал с вашим выходом на замену в концовке матча со «Спартаком» в 12-м туре РПЛ, — это везение или расчет?

— Такие стандарты (Сорокин забил гол через несколько секунд после выхода на замену в результате навесной передачи с углового. — «Известия») тоже отрабатывались на тренировках. Но, конечно, имело место быть и определенное стечение обстоятельств. Без везения тут не обошлось — и Игорь Коновалов отлично исполнил подачу, и опекавший меня игрок «Спартака» не до конца отработал эпизод.

— Курбан Бердыев говорил, что финансовое положение «Рубина» вынуждает его продавать ликвидных игроков. На вас выходили клубы уровня родного для вас «Зенита»?

— Я еще ни об одном предложении в свой адрес не слышал. Конкретных запросов от клубов ко мне не приходило. Агента у меня нет — так что, если кто-то всерьез заинтересуется, я об этом быстро узнаю.

— Два гола в ворота «Зенита» имели особое для вас значение с учетом того, что забили бывшему клубу на его поле?

— Да, настрой на «Зенит» был особенный. Родной город, большой стадион, огромная армия болельщиков, присутствие на игре родных и близких — всё это сильно мотивировало. Хотелось показать, чему я научился в Казани. Хорошо, что удалось забить два мяча. Но главное, что «Рубин» выиграл и на позитивной ноте ушел в отпуск.

— Кто самый сложный оппонент среди форвардов в нашем чемпионате?

— Тяжело играть против Артема Дзюбы. Он очень хорошо ведет борьбу, цепляется за мячи, что крайне важно для нападающего. Грамотно ставит корпус и располагает руки — в этом плане Дзюба лучший среди форвардов подобного плана. В нашей лиге сейчас много сложных соперников, но с Артемом хотелось бы сталкиваться пореже. Его отсутствие в последнем матче против нас было заметно — у «Зенита» значительно снизился потенциал в атаке.

— Все, кто попадает в сборную, говорят, что Дзюба любитель шуток. Вы это испытали на себе?

— В сборной все со всеми общаются. Нет такого, чтобы кто-то был обособлен от остальных. Отличная атмосфера, все шутят. Артем делает это больше других, но и остальные стараются поддерживать позитивную атмосферу. При этом не только шутят, но и в футбол играют.

— Когда попали в сборную, по настрою ее игроков ощущали, что они изменились после успешного чемпионата мира?

— Мне не с чем сравнивать, поскольку до осени не находился в сборной. Но уверен, что ребята стали гораздо уверенней в себе, чем раньше. Тем более сейчас болельщики повернулись лицом к нашей национальной команде — поддержка на всех матчах, где я присутствовал в заявке, была просто запредельной.

— А ваши партнеры по «Рубину» — Федор Кудряшов и Владимир Гранат — стали другими после этого триумфа?

— Федя и Володя приехали с чемпионата мира такими же, какими были раньше. Ничего у них не изменилось — просто они добились успеха, вернулись в клуб и продолжили работать.

— Участвуя в сборах у Станислава Черчесова, вы поняли, за счет чего сборная при нем дошла до четвертьфинала?

— У них хороший тандем с Мирославом Ромащенко. Да и вообще весь тренерский штаб очень гармоничный — каждый дополняет каждого. Это касается и Черчесова, и Ромащенко, и Гинтараса Стауче. Все нацелены на работу и достижение положительного результата. Станислав Саламович отлично мотивирует на борьбу и проявление своей лучшей игры — где нужно, «напихает» игроку, где нужно, взбодрит. Мирослав Юрьевич много дает футболистам в плане тактики. Совокупность этих качеств помогла этому штабу преуспеть на ЧМ. 

— Эмоции от выхода на поле в составе сборной зашкаливали? Или слишком мало игрового времени было, чтобы так реагировать?

— Эти пять минут имели для меня большое значение. Я почувствовал себя игроком национальной команды и понял, куда надо стремиться. Не всем удается заслужить вызов в главную команду страны и выйти на поле в ее футболке. В прошлом году мне выпало всего пять минут на игру. Но это только заставляет еще усердней работать в клубе, чтобы получать больше игровой практики, расти и заслужить доверие тренеров сборной.

— Когда в прошлом сезоне вы стали регулярно выходить в стартовом составе «Рубина», не возникало надежд попасть на чемпионат мира? При дефиците центральных защитников после травм Георгия Джикии и Виктора Васина на вас могли обратить внимание...

— Сложно сказать. Я просто не думал об этом. Играл, тренировался, работал — ничего другого в голове не держал.

— Прошлой зимой вы заключили с «Рубином» долгосрочный контракт. Это добавило уверенности в своем будущем?

— Контракт могут в любой момент разорвать. Поэтому мой настрой никак не изменился по сравнению с тем, что было до прошлой зимы.

— В 2016 году вы выступали в чемпионате Казахстана. Тогдашний гендиректор «Актобе» Дмитрий Васильев в конце сезона опубликовал на сайте клуба зарплаты футболистов и тренеров команды, вашу в том числе. Как отреагировали на это?

— У нас в контрактах был пункт, допускающий право руководства «Актобе» публиковать нашу зарплату. По крайней мере в моем соглашении это было. Я к этому отнесся спокойно.

— И вы при заключении контракта не возражали против этого пункта?

— Если честно, мне было всё равно. В том контракте не такие уж большие деньги были прописаны (2 млн тенге — 350–380 тыс. рублей в месяц. — «Известия»). Гораздо важнее для меня были профессиональный рост и игровая практика. Ради этого я поехал в Казахстан.

— Не знаете, из каких соображений этот пункт был прописан в контракте?

— В «Актобе» в тот момент была непростая ситуация. До этого клуб несколько лет находился на ведущих ролях в чемпионате Казахстана. И вдруг резко появились огромные долги. Новое руководство назначили, чтобы их закрыть или хотя бы сократить. В этих условиях Дмитрию Васильеву хотелось, чтобы всё было прозрачно. Надо было показать публике, что он всё делает честно и открыто.

— Если «Рубин» предложит внести в контракт этот пункт, согласитесь?

— Не знаю. Когда предложат — тогда и подумаю.

Источник: Известия

>Press review
«Пять минут в сборной имели для меня большое значение»